Энни Лейбовиц и ее любовь к фотографии

0
(Masha89) Мария
20 Октября 2014, 14:31
 
 
Статья:
Снимок может украсть душу, - считали индейцы и боялись фотографироваться. Рассматривая фото Энни Лейбовиц, пожалуй, с ними можно согласиться: это не просто люди, а чьи-то души, будто украденные и преображенные искусством фотографа для нас, зрителей тот памятный день 8 декабря 1980 года съемка не заладилась с самого начала. Перед выходом нового альбома Джона Аеннона Double Fantasy редакция журнала поручила Энни Лейбовиц сделать несколько фотографий легендарного битла для обложки. У Энни была идея сфотографировать Аеннона и его жену Йоко обнаженными, но Йоко неожиданно заупрямилась. Заявила, что не в восторге от этого замысла.

Раздосадованная Лейбовиц несколько раз меняла ракурс, но не было того ощущения, которое она испытывала при попадании в яблочко. Ее раздражала Йоко, пытавшаяся давать ей советы, и сам Джон, который не мог противостоять жене. Энни уже порядком устала, разочаровалась и почти отчаялась. Но вдруг пришло озарение. Пусть Йоко будет полностью одетой, а Джон - обнаженным! Контраст поможет показать музыканта совершенно по-новому - открытым, уязвимым, незащищенным. Когда она просматривала получившиеся варианты на полароиде, ей почудилось что-то зловещее в этом снимке: Джон цеплялся за невозмутимую и холодную, как скала, Йоко, словно за свое спасение, как будто пытаясь удержаться в этой зыбкой, ненадежной реальности...

Тогда еще никто не знал, что снимок станет последним в жизни Аеннона. Через несколько часов музыкант будет застрелен маньяком у подъезда собственного дома в Вест-Сайде.
Эта фотография сделала Энни знаменитой на весь мир. Она никогда не отличалась суеверностью и не считалась ни с какими предзнаменованиями, предчувствиями и приметами. По поводу одной статьи, в которой про нее сказали, что она может на снимке «поймать душу человека», заявила: «Поймать душу? Что за чушь! Это никому не удается, да для хорошего снимка в принципе и не нужно». Однако каждый, кто смотрит на последнее фото Аеннона, не может отделаться от чувства, что Энни знала наперед о грядущей трагедии. В жесте Аеннона, цепляющегося за Иоко, угадывается скрытое отчаяние, как будто он сам понимает всю тщетность своих усилий - уцепиться, задержаться в этом мире...

Магия портрета

Энни Лейбовиц прославилась снимками знаменитостей. Она называла такие фотографии концептуальными портретами. Голливудских звезд, музыкантов и политиков она снимала в необычной обстановке и в причудливых ракурсах. Селебрити становились деталями пейзажей, появлялись с раскрашенными лицами, нагими, в костюмах сказочных героев - такими их могла увидеть только Энни. Юный Лео Ди Каприо - хрупкий, светловолосый, с лебедем, обвивающим его мальчишескую шею. Веселая проказница Вупи Голдберг - в ванне с молоком, контрастирующим с ее темной кожей. Обнаженная Деми Мур на последнем месяце беременности, символизирующая красоту и таинство материнства. Мерил Стрип с лицом под толстым слоем белой краски, растягивающая пальцами стареющую кожу, словно усталая клоунесса... Это уже не портреты - образы. Тот самый случай, когда фотография перестает быть таковой и становится волшебством.

У Лейбовиц спрашивали, есть ли разница - снимать звезд или обычных людей. «Нет. Мы все играем», — ответила Энни. Но и звезды, и обычные люди на ее снимках, сами того, похоже, не осознавая, играют те роли, которые предлагает им фотограф. Тома Круза, например, она решила снимать без его фирменной ослепительной улыбки, заявив ему: «Том, будь серьезнее».

Важные моменты

Если фотограф всю жизнь ищет особый кадр, бывает так, что тот самым мистическим образом начинает искать фотографа. Так случилось у Лейбовиц в бывшей Югославии, куда она приехала во время войны сербов и албанцев. Когда Энни ехала по шоссе в Сараево, раздались выстрелы, и прямо перед машиной на дорогу упал сраженный случайной пулей мальчик-велосипедист. Выскочив из машины, Энни и ее помощники пытались помочь раненому, повезли его в госпиталь, но по дороге он скончался. Печально знаменитая фотография «Велосипед убитого снайпером мальчика», которую сделала Лейбовиц, вернувшись на место происшествия, рассказывает о войне куда больше, чем батальные сцены. Снимок предельно лаконичен, но в этой скупости виден подлинный драматизм: лежащий на земле велосипед и кровь, размазанная на дороге колесом, которое все продолжало крутиться уже после того, как мальчик погиб.

Масса хороших фото­графов освещала отставку Ричарда Никсона в 1974 году. Все пытались как можно ближе прорваться к президенту, когда он говорил речь на лужайке у Белого дома. Но озарение подсказало Энни совершенно другой ракурс.
Она запечатлела на свою фотокамеру: морпехи скатывают красный ковер уже после того, как улетел вертолет с президентом. И этот свернутый ковер был гораздо красноречивее фотографий крупным планом Никсона, которыми пестрели газеты и журналы.
Был ли полезен материал?
да 0 нет 0
 
 





[ Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи ]

О чем сегодня пишем?
Личный кабинет
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?